metanymous (metanymous) wrote,
metanymous
metanymous

Categories:

15 Слияние мыслителя с мыслью

Пруд был небольшой, но очень красивый. Берега его были покрыты травой, а несколько ступенек спускались вниз к воде. На одном конце пруда стоял небольшой белый храм, окруженный высокими стройными пальмами. Храм был хорошей постройки и поддерживался в отличном состоянии. Он был безукоризненно чист.
В этот час, когда солнце уже зашло за пальмовую рощу, там не было никого, даже священнослужителя, который с великим благоговением следил за храмом и за его убранством. Этот скромный, живописный храм придавал пруду атмосферу мира: вокруг было так тихо, и даже птицы пребывали в молчании.
Легкий бриз, который раскачивал верхушки пальм, прекратился. По небу медленно проходило несколько облаков, освещенных заходящим солнцем; через пруд плыла змея, она то погружалась в воду, то всплывала среди листьев лотоса. Вода была совершенно чистая, а цветы лотоса были розовые и фиолетовые; их тонкий аромат распространялся над водой и зелеными берегами.
Но вот наступила полная тишина, и очарование этого места наполнило землю. А красота этих цветов! Они оставались неподвижными, лишь один или два медленно закрывали лепестки на ночь, уходя от надвигающейся тьмы.
Змея переплыла через пруд, поднялась на берег и поползла вдоль него. Ее глаза напоминали яркие черные бусинки, а рассеченный язычок колебался наподобие пламени, указывая дорогу, по которой надо идти.

Абстрактные размышления и воображение – это препятствия для Истины. Ум, занятый рассуждениями, никогда не может познать красоту того, что есть, он уловлен в сеть своих собственных образов и слов.
Как бы далеко он ни уносился в своем воображении, тем не менее, ум продолжает пребывать в тени собственной структуры и никогда не может увидеть то, что вне его.
Ум, обладающий чувствительностью, не есть ум, способный создавать образы. Способность воображения накладывает на ум ограничения; такой ум привязан к прошлому, к воспоминаниям, а это лишает его гибкости.
Только безмолвный ум обладает чувствительностью. Накопление в любой форме является бременем.
А разве ум может быть свободным, если он обременен ношей? Лишь освобожденный ум обладает чувствительностью.
То, что обнажено – это нечто невесомое, непосредственно данное, непознаваемое.
Воображение и размышления препятствуют раскрытию чувствительности.


Он сказал, что провел много лет в поисках Истины, побывал у многих гуру и учителей. Продолжая свое паломничество, он остановился здесь, чтобы выяснить некоторые вопросы. Это был аскет, выжженный солнцем и исхудавший от своих странствований, он отказался от мира и покинул свою далекую родину. Практикуя определенные упражнения, он с большими трудностями достиг сосредоточения и приобрел власть над желаниями. По профессии ученый, он всегда мог привести цитату, легко подыскивал аргументы и быстро делал выводы. Он изучил санскрит, звучные фразы которого ему легко давались. Все это придавало его уму известную остроту; но ум, который искусственно отточен, теряет гибкость, свободу.
Разве для понимания, для раскрытия ум не должен быть свободен от самого начала? Может ли ум, который подвергается и подавлению, и дисциплине когда-нибудь стать свободным? Свобода не есть конечная цель. Она должна существовать с самого начала, разве не так? Ум, который подвергается дисциплине и контролю, обладает свободой лишь в рамках своего образца; но это не есть настоящая свобода. Цель дисциплины – это сообразование с образцом; ее путь ведет к известному, а то, что известно, никогда не обладает свободой. Дисциплина со своим страхом – это алчное желание достижения.
- Я начинаю сознавать, что во всех этих дисциплинах есть нечто, в корне не правильное. Хотя я потратил много лет, стараясь придать моим мыслям форму, соответствующую желаемому образцу, тем не менее, я вижу, что никаких достижений у меня нет.
- Если средство достижения – это подражание, то и цель – это какая-то копия. Средства создают цель, не правда ли? Если уму с первых же шагов придается та или иная форма, то и в самом конце он обусловлен этой формой. А разве обусловленный ум может когда-либо быть свободен? Средство есть цель; это не два отдельных процесса. Думать, что с помощью ложных средств можно достичь истины, - это совершенная иллюзия. Когда средства – это подавление, тогда и цель так же неизбежно окажется продуктом страха.
- У меня смутное чувство того, что любая дисциплина не соответствует поставленной задаче, хотя я сам продолжаю упражняться в ней. В настоящее время эти дисциплины являются для меня подсознательной привычкой. С детских лет мое воспитание состояло в процессе сообразования с другими, а подчинение дисциплине стало почти инстинктивным с тех пор, как я надел это одеяние. Большинство книг, которые я прочел, все гуру, у которых я был, предписывают контроль в той или иной форме. И вы не представляете себе, какое значение это для меня имело. Вот почему то, что вы говорите, кажется мне почти кощунством и вызывает во мне настоящий шок; но, по-видимому, оно истинно. Потеряны ли зря годы моих исканий?
- Они были бы потеряны, если бы те упражнения, которые вы делаете в настоящее время, встали на пути понимания и готовности воспринять истину; иными словами, если бы вы не проявили мудрого наблюдения и глубокого понимания этих препон. Мы настолько отгородились от всего в наших собственных фантастических построениях, что большинство из нас не отваживается прямо посмотреть на них и на то, что кроется за ними. Самое стремление понять уже есть начало свободы. Итак, в чем же состоит ваша проблема?
- Я ищу Истину, а средством для достижения цели выбрал разнообразные виды дисциплины и упражнений. Мой глубочайший инстинкт побуждает меня искать и найти; ничто другое меня не интересует.
- Начнем с того, что находится рядом с нами прежде, чем идти дальше. Что вы понимаете под исканием? Стремитесь ли вы найти истину? Можно ли обрести ее с помощью поисков? Для того, чтобы искать истину, вы должны знать, что это такое. Поиску предшествует знание, нечто прочувствованное или познанное вами раньше, разве не так? И есть ли истина то, что необходимо познать, собрать, удержать? Разве даже намек на истину не есть проекция прошлого? Искание предполагает процесс, связанный с выходом во вне или погружением внутрь, не правда ли? А разве ум не должен оставаться безмолвным для того, чтобы проявилось реальное? Искание – это усилие получить большее или меньшее; это приобретение в положительном или отрицательном смысле; и пока ум есть сосредоточение, фокус усилия, конфликта, разве может он когда-нибудь быть безмолвным? Разве может он быть безмолвным благодаря усилию? Его можно сделать безмолвным при помощи принуждения, но то, что создается, может быть разрушено.
- А разве усилие не является в какой-то мере необходимым?
- Сейчас мы это увидим. Исследуем истину искания. Для искания необходимы тот, кто ищет, необходима сущность, отделенная от того, что она ищет. Но существует ли такая отдельная сущность? Разве мыслитель, тот, кто испытывает, отличается от своих мыслей и переживаний? Разве он существует отдельно от них? Если не исследовать всю эту проблему, медитация не будет иметь никакого значения. Поэтому нам необходимо понять ум, процесс нашего «я». Что такое ум, который ищет, выбирает, который полон страха, который отрицает или одобряет? Что такое мысль?
- Я никогда не подходил к данной проблеме подобным образом и теперь нахожусь в некотором затруднении, но продолжайте, пожалуйста.
- Мысль – это ощущение, разве не так? Ощущение появляется благодаря восприятию и соприкосновению, отсюда возникает желание иметь это, а не то. Желание есть начало отождествления, различения «моего». Мысль есть ощущение, выраженное словами, мысль есть ответ памяти, мысль есть слово, опыт, образ. Мысль преходяща, изменчива, непостоянна, поэтому она ищет постоянства и создает мыслителя, который становится постоянным, тогда мыслитель принимает на себя роль судьи, руководителя, контролера, того, кто создает форму для мысли. Эта мнимо перманентная сущность и есть мысль; вне мысли она не существует. Мыслитель создан из качеств, его качества неотделимы от него самого.
Контролирующий есть то, что он контролирует, он лишь играет обманную игру с самим собой.
Пока вы не рассматриваете ложное как ложное, до тех пор истины нет.
- Но кто же такой зритель, испытывающий? Что это за сущность, которая говорит «я понимаю»?
- Пока существует испытывающий, который помнит о своем переживании, до тех пор истины нет. Истина не есть то, что надо сначала запомнить, накопить, повторить и потом уже проявлять. То, что является предметом накопления, не есть истина. Желание иметь опыт создает испытующего, который производит накопления и запоминает. Желание приводит к отделению мыслителя от его мыслей. Желание становления, желание опыта, желание быть большим или меньшим – все это создает разделение испытывающего от самого переживания. Осознание путей желания есть познание себя. Самопознание – это начало медитации
- Каким путем возможно слияние мыслителя с его мыслями?
- Это возможно, но не благодаря волевым актам, не с помощью дисциплины, не через усилие, - контроль или сосредоточение, - не с помощью других средств. Использование того или иного средства подразумевает действующего агента, разве не так? Но пока существует деятель, всегда остается разделение на мыслителя и мысль. Слияние имеет место только тогда, когда ум совершенно тих, не стремясь при этом быть тихим. Такая тишина приходит не тогда, когда мыслитель подошел к завершению, но лишь тогда, когда к концу пришла сама мысль. Необходима полная свобода от ответов, вызванных нашей обусловленностью, т.е. свобода от мысли. Любая проблема находит разрешение только в том случае, если нет больше идей, выводов; умозаключения, идеи, мысли – это возбужденное состояние ума. Но разве возможно понимание, если ум возбужден? Серьезность искания необходимо соединить с быстротой игрой спонтанности.
Если вы прослушали все, что было сказано, вы обнаружите, что истина придет в тот момент, когда вы ее не ожидаете.
Итак, будьте обнажены, чувствительны, полностью осознайте то, что есть, в каждый данный момент. Не стройте вокруг себя стену неприступной мысли. Благоговение истины приходит тогда, когда ум не занят своей деятельностью и своей борьбой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment