metanymous (metanymous) wrote,
metanymous
metanymous

Categories:

- Жили-были три китайца/Як, Як-Цидрак, Як-Цидрак-Цидрони/Жили-были три китайки/Ципи, Ципи-Дрипи, Цип

Оригинал взят у serg_kurgenyan в Тайна двух океанов. В формате 4 D. Запахи смерти

Убаюканные колыбельной Ротшильдов, элиты Европы и Британии «вдруг» - к середине ХIХ века – обнаружили, что «орава франкфуртских жидов» делает на их просторах почти все, что хочет.

И что в этом удивительного ? – Если вся тамошняя «элита» к тому времена Ротшильдами была прикормлена. И хавала у них из рук.

Мало того, даже парижский «пёпль» 1848 года повелся на имитацию заботы Ротшильдов о его нуждах.

А как не поведешься, если вот так – почти по Филатову- люди за народ страдали:

Мажешь утром бутерброд,

Сразу мысль – а как народ ?

И паштет не лезет в горло,

И Лафит не льется в рот

В прозе все выглядело примерно вот так:

Джеймс отправив жену и дочь в спокойный Лондон, предоставил министру революции Ледри-Роллену 250 тысяч франков на "патриотические цели". Затем он написал и опубликовал письмо, предназначенное временному правительству. Это письмо сохранилось и до сих пор висит на стене кабинета Ги де Ротшильда.

В этом письме Джеймс предлагает выделить из своих средств 50 тысяч франков для поддержки тех, кто получил ранения во время уличных боев. Письмо датировано 25 февраля – а это первый день эры, наступившей после падения Луи-Филиппа.

И «пёпль» схавал:

- Вы – олицетворенное чудо, месье. Луи-Филипп повержен, конституционная монархия и парламентские методы выброшены за борт… Но Вы выжили.

Финансовые князья раздавлены, а их банки закрыты. Ведущие промышленники и владельцы железных дорог трясутся от страха. Все разорены, - и банкиры, и торговцы, и рантье, и владельцы заводов и фабрик.

И только Вы стоите среди руин, целый и невредимый… Вы могли бы покинуть эту страну, но вы остались, доказав, что Ваше могущество не зависит от власти древних династий… Вы не пали духом, Вы не покинули Францию.

Вы больше чем просто государственный деятель, Вы – символ доверия. Разве не пришло время, когда банки, могущественный инструмент средних классов, должны удовлетворить чаяния народа?...

Так писал в 1848 году издатель радикальной газеты "Рабочий набат" (?!), обращаясь к парижскому Ротшильду – Джеймсу. Отец которого – Майер Амшель Бауэр – родился, напомним, за сто с лишним лет до времени выхода этой статьи, в 1744 году в еврейском гетто…

Семейка ребят-паразитов исполнила мощную колыбельную, сумевшую приливной волной вознести их за столь короткое время из грязи в князи: «Все у нас идет, как полагается, все на надлежащем рубеже…».

На одном из надлежащих рубежей эта колыбельная, как мы видим, смогла убаюкать не только правителей, но даже революционный «пёпль».

Казалось бы – расслабьтесь, паразиты ребята и получайте удовольствие.

Но «франкфуртской ораве» к тому времени уже изрядно надоела орава правителей Старого Света, которую, как и гораздо более многочисленную ораву челяди, приходилось постоянно подкупать, умасливать. Подталкивая к нужным для «франкфуртской оравы» решениям.

Новый поворот – даешь Новый Свет!

В общем, ротшильдовский паразит-кровосос подошел тогда к рубежу, на котором ему захотелось не просто денег, а таких денег, чтобы на правителей любых мастей можно было бы не обращать никакого внимания.

Ващщще никакого!

Могла ли «франкфуртская орава» на этом этапе не устремить свои взоры на Новый Свет ?

Лизоблюды Независимые биографы уверяют, что у «оравы» и в мыслях такого не было.

В том числе, мол, и потому, что в этом самом Новом Свете уж больно евреев сильно не любили.

И приводят в пример «величайшего банкира Америки» – антисемита Моргана. Рассказывают, как он антисемитил, просто жег евреев огнем презрения.

В январе 1879 года Джон Пирпонт Морган писал, например, своему зятю Уолтеру Бернсу: «Думаю, незачем объяснять тебе, что любые деловые связи с Ротшильдами и Белмонтом совершенно неприемлемы для нас, и что я многое бы отдал, чтобы вывести их из игры. По моему убеждению, отношение, которое Ротшильды демонстрируют ко всем нам, никто бы не потерпел».

Приводящий это высказывание очередной лизоблюд беспристрастный биограф, наводит при этом тень на плетень, переводит стрелки на малозначительные факты, рассказывая, к примеру, что Джон Пирпонт, мол, по-прежнему считал Белмонта евреем, несмотря на принятие тем христианской веры. В общем, еще больше жжет на антисемитскую тему.

Деликатно обходя важный факт: на тот момент времени еще здравствовал Морган старший, игравший, без сомнения, важную роль в определении стратегии компании.

И этот самый Джуниус Морган находился в светлом граде Лондоне, где активно сотрудничал с объектом нападок сына – с Ротшильдами. Работая в банке Джорджа Пибоди.

Американца, настолько активно претворявшего в жизнь идею сотрудничества британских и американских финансистов, что ему в Лондоне, в логове, так сказать, Ротшильдов был поставлен вот такой вот памятник:

И что характерно – в знаменательном для финансиста месте. Около здания Лондонской биржи. Зачуханному перцу памятники там не ставят.

Джордж Пибоди зачуханным и не был.

Вот что говорил о его семье Роберт Беннет Форбс, который несколько лет возглавлял кантонскую штаб-квартиру американской компании “Russell and Company”, являвшейся третьим по масштабу игроком на рынке дури опиума в Китае:

"…олицетворением всего самого лучшего, образцами рыцарей чести в этой сфере для меня всегда являлись семейства Перкинсов, Пибоди, Расселов и Лоу.

Примерно вот такая завидная клиентура была в Китае у «рыцарей чести»

К компании этих почтенных семейств присоединилась и семья Делано, из рядов который вышел президент Франклин Делано Рузвельт.

А почему не присоединиться, если дело очень выгодное.

Поторговали немного дурью, зато потом такими гламурными и благопристойными стали.

Красиво жить не запретишь: Лора Астор Делано и Элеонора Рузвельт

Джон Пирпонт Морган с «рыцарями чести», естественно, тоже общался. Причем не только в сфере бизнеса.

Его первой женой (ушедшей из жизни всего через несколько месяцев после свадьбы) была Амелия Стерджис, дочь Генри Грю и Элизабет Перкинс Стерджис. Связанных родственными узами с семьями знаменитых торговцев опиумом – Перкинсами и Расселами.

Мы с тобой одной крови – ты и я

В общем, у Ротшильдов были все основания для того, чтобы приветствовать элиту Нового Света таким образом. Ведь все они действительно были собратьями по крови. Крови паразитарной.

Которая для некоторых пахнет коньяком, а для большинства - клопами.

НО:

С одной стороны, встреча с родственными душами – контрабандистами/торговцами дурью/паразитами – в чем-то для Ротшильдов была бы даже приятна. Потому что всю суть таких молодцов они прекрасно знали.

С другой стороны, именно по этой причине личную встречу с ребятами-паразитами Ротшильды не форсировали. Ведь нормальные герои всегда идут в обход.

В общем, для незаметного захвата очередного рубежа – плацдарма в Новом Свете – туда была командирована парочка незаметных людей.

Для пущей их маскировки были, как водится, использованы зеркала и дым.

Первым в Америку был направлен некий Шёнберг, ставший в Новом Свете Огастом Белмонтом (August Belmont) и отказавшийся от иудейства в пользу христианства.

Если принимать на веру все сказанное о нем «беспристрастными борзописцами», то сей человек предстает этаким Мальчишом-Плохишом. Который, якобы, ослушался Ротшильдов и не поехал на Кубу, куда те его посылали, а обосновался в Нью-Йорке. И стал там трудиться самостоятельно.

Однако, стоит хоть чуток углубиться в подробности жизни Шёнберга-Белмонта в периоды «до-того» и «после-того», как начинают возникать сомнения в достоверности навязываемой борзописцами версии.

Шёнберг-Белмонт (1816-1890)

«До-того», в Европе, Шёнберг (сын относительно зажиточных евреев) с 15 лет работал во Франкфурте на Ротшильдов в качестве секретаря-курьера одного из партнеров их фирмы. В этой ипостаси мальчишечка проработал 6 лет.

А с возраста в 21 год у молодого Шёнберга начался период жизни «после-того». То есть, деятельности в Новом Свете.

Конечно же, жизни самостоятельной – ведь Мальчиш-Плохиш жеж.

В этот период «после-того» переименованный в Огаста Белмонта Мальчиш-Плохиш «вдруг» взлетел, как ракета. Быстро став одним из богатейших людей Америки, оказывавшим серьезное влияние на политическую жизнь молодой страны, переписывавшимся и встречавшимся с президентом Линкольном…

Никакой, конечно, магии, - усердный труд и ничего более :).

И вот уже недавний эмигрант в Новый Свет изображен на картине известного тамошнего художника в элегантном экипаже вместе со своей супругой.

За несколько лет новоиспеченный Огаст Белмонт сделал стремительную карьеру в финансовом мире Нью-Йорка, получил почётный пост генерального консула Австрии, вскоре отказался от него по политическим соображениям, получил американское гражданство и, наконец, женился на дочери коммодора Перри (как консервную банку, вскрывшего для Америки Японию). В его особняке на углу 14-ой стрит и Пятой авеню собирался цвет нью-йоркского общества.

Нет-нет, Ротшильды здесь совсем ни при чем. Не сомневайтесь. Шёнберг-Белмонт всего добился сам.

Так же «сам», как и второй посланник Ротшильдов –Якоб Шифф. Родившийся в 1847 году в доме, который его семья делила с семьей Ротшильдов. Отец Якоба, Мозес Шифф, был брокером в фирме Ротшильдов.

Мальчик у Мозеса оказался ну ооочень талантливым.

Очутившись в 18 лет в Америке, юноша превратился в Джейкоба Генри Шиффа, и уже через 10 лет был своим в финансовой фирме Кун, Лёб & Ко. А удачно женившись - на дочери Соломона Лёба - вскоре стал в фирме первым лицом.

Жизнь – хорошаааааааа, и жить - хорошооооо

Вот они переженились…

До сих пор помню скороговорку школьных времен, которую нужно было протараторить с бешеной скоростью, ни разу не запнувшись:

- Жили-были три китайца/Як, Як-Цидрак, Як-Цидрак-Цидрони/Жили-были три китайки/Ципи, Ципи-Дрипи, Ципи-Дрипи-Лимпопони/Вот они переженились/Як на Ципи, Як-Цидрак на Ципи-Дрипи/, Як-Цидрак-Цидрони на Ципи-Дрипи-Лимпопони…

Такую же скороговорную комбинацию можно составить c использованием имен и фамилий переженившихся между собой членов известных банкирских семей.

Представители семей Варбург, Кун, Лёб, Голдман, Сакс, Шифф и Ротшильд переженились между собой и образовали одну большую и счастливую семью банковского дела.

В 1806 году Натан Ротшильд женился на старшей дочери Леви Барента Коэна, видного Лондонского финансиста (таким образом, у финансиста из Merrill Lynch Эбби Джозефа Коэна и министра обороны США при Клинтоне, Уильяма Коэна, в числе предков есть, вероятно, Ротшильды).

Семья Варбургов породнилась с Ротшильдами в 1814 году в Гамбурге.

Лёб и Кун женились на сестрах друг друга, а Якоб Шифф, как сказано выше, женился на дочери Соломона Лёба.

Феликс Варбург женился на дочери Якоба Шиффа. Две дочери Голдман вышли замуж за двух сыновей из семьи Сакс, в результате чего появилось до сих пор существующее милое финансовое чудище создание - Голдман Сакс…

-----------

Использованные источники:

- Мортон, Фредерик, «Ротшильды. История династии могущественных финансистов». – М.: ЗАО Центрполиграф, 2010.

- http://www.philanthropyroundtable.org/file_uploads/peabody_statue_by_roy...

- http://www.minormusings.com/Drugs/Delanos.html

- http://respect2china.ru/wp-content/uploads/2011/06/OpiumSmokingSEA560_no...

- http://www.minormusings.com/Drugs/Delanos.html

- http://www.themorgan.org/research/FindingAids/archives/ARC1218-Sturges.pdf

- http://www.awesomestories.com/images/user/4b6d7e6331.jpg

- http://farm4.staticflickr.com/3381/3428603853_21121bbaee_z.jpg

- http://www.jewishencyclopedia.com/articles/13266-schiff

- http://japanesedolls.ru/index/0-989

- http://www.onix-trade.net/forum/topic/89724-картель-федерального-резерва-франкмасоны-и-до

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments