January 25th, 2021

«Всем, родившимся в 50-х годах прошлого столетия, посвящается…»




Мой старый друг и однокашник по Факультету международной журналистики МГИМО Миша Беглов выпустил свой новый, если не ошибаюсь, уже третий роман – на сей раз под названием «Две неравные половины одной жизни. Книга I-я: ДО».

Вторая часть этой книги ещё будет издана, а тут хотелось бы пару слов сказать по поводу первой части дилогии, да и обратить внимание на новый роман – и выпускников нашего факультета, и вообще всех, интересующихся мемуарно-художественной литературой. Миша не зря написал такое посвящение читателям: «Всем, родившимся в 50-х годах прошлого столетия, посвящается…»

Отмечу сразу, что та Эпоха – начала 1970-х и 1980-х – прописана очень достоверно и точно. Многие черточки и детали быта вызывают у очевидцев легкую ностальгию, а для новых поколений, возможно, воссоздадут реальную картину тех лет.

[Spoiler (click to open)]

Сразу же надо оговориться, что учеба на факультете со всеми её интересными историями в книге отсутствует, как класс. Тем, кто вышел из стен института, а особо – выпускникам факультета МЖ – будет немного жаль, что автор ушел от раскрытия «тайн» нашей студенческой жизни и деталей взаимоотношений, сложившихся во время учебы. Полагаю, что Миша сознательно не стал углубляться в эти тонкие материи, дабы никого не обидеть. Ведь, ясно же – персонаж может в книге нести чужое имя, но «шила в мешке не утаить», и все участники тех событий узнают каждого героя, выписанного в романе. Этого не сложилось. Автор предельно аккуратен и тактичен.    


Фото из моего архива. Это Михаил в институте в пьесе «Ревизор» играет роль Городничиива.

Причем, пьеса эта была поставлена в Английском клубе МГИМО – ребята сами перевели её на английский язык.          





Зато Эпоха в романе показана очень достоверно и точно.

Вот, как в предисловии описывает свои впечатления сам автор: «У меня было тяжелое детство – я рос в период застоя. Эта шутка почему-то приходит мне на ум, когда я вспоминаю те времена. Причем уже не могу вспомнить, откуда она взялась. Да и не важно. Как не имеет значение и то, что она на самом деле не очень корректна. Этот период в истории нашей страны на самом деле имел место, когда наше детство уже закончилось, и мы, молодые, активные, полные энтузиазма уже вступали во взрослую жизнь.

Мы – это те, кто родился в середине прошлого века. Мы – это поколение семидесятых. Скажете, нет такого поколения. «Шестидесятники» есть, а «семидесятников» нет. На самом деле есть, потому что каждое следующее поколение всегда отличается от предыдущего, и в том числе благодаря тому, что для них сделали предшественники… И СССР образца начала 70-х радикально отличался от того, каким он был в те годы, когда мы еще ходили в детский сад или начальную школу и не задумывались о глобальных проблемах мироздания.

Мы росли, освященные космической романтикой. Для нас полеты в космос стали тем же, чем для предыдущих поколений были первые трансконтинентальные перелеты. Сейчас запуск ракет с людьми на борту, многомесячные «дежурства» на орбитальной станции стали таким же обыденным делом, как регулярные рейсовые полеты через океан в любую точку земного шара. Мы знали фамилии все космонавтов наизусть, а сейчас вряд ли найдется много людей, которые помнят имена всех тех, кто побывал там, за пределами земной атмосферы...

Мы росли в бурное, динамичное время под музыку «Битлз» и «Ролинг Стоунс», под песни Высоцкого и Окуджавы. Мы взрослели уже в иное время, но даже тогда тля цинизма не успела повсеместно расплодиться. Мы так хотели настоящих, больших дел, таких же, какие вершили наши отцы и деды, но вместо этого нам предлагали пустые слова и лозунги, демагогические призывы. Нашим молодым, энергичным душам был противен бюрократизм и функционерство…

Нам не нужны был искусственные вливания патриотизма. Любовь к Родине мы впитали вместе с молоком матери, с воздухом, красотой ее природы, вместе с первыми познаниями о великом прошлом России…

На самой середине пути, когда мы прожили уже, как минимум, половину своей жизни, страна совершила… самоубийство. И в одночасье оказалось, что все то, что мы делали предыдущие 30-35 лет, чего добивались, к чему стремились никому уже не нужно...

Но жизнь продолжается даже на пепелище. Надо было продолжать жить, надо было – в конце концов – кормить семьи. Не все смогли вписаться в новую систему. Одни спились и раньше времени ушли из этого мира. Другие тупо плыли по течению в надежде, что их когда-нибудь куда-нибудь вынесет. Многие просто сбежали подальше от этих катаклизмов в тихие заграничные гавани. Четвертые собрали в кулак всю свою силу воли и, действительно, попытались начать свою жизнь заново. Каждый по-разному, каждый по-своему...

Я часто вспоминаю еще одно известное восточное изречение: «Не дай вам Бог, жить в эпоху перемен!» Я смею утверждать, что именно нашему поколению больнее всех пришлось ощутить на себе жестокую правду этой мудрости...

В 70-е мы жили полноценной, полнокровной жизнью. Что бы кто сейчас не говорил, но мы чувствовали себя свободными людьми. Мы любили, дружили, ссорились, расходились, занимались любовью, спорили до хрипоты. У большинства из нас были амбиции, которые мы не скрывали. Мы ставили перед собой цели и старались их достичь. Эмоции подчас били через край. Мы жили нормальной жизнью, Жизнью с большой буквы. И никто не смеет этого у нас отнять…»

И ещё цитата автора в завершение:

«Книга, как и наша жизнь, поделена на две части. Первая называется «До» и содержит рассказ о том периоде, когда герои только вступали в жизнь, полные наивных надежд и чаяний, повествование о первой любви, о том, к чему они стремились и чего смогли добиться в первой половине своей жизни, пока по их судьбе не прошелся тяжелый плуг, поделившей ее на две части. На две оказавшиеся абсолютно неравными половины. А вторая половина книги, соответственно, называется «После» и рассказывает о том, что происходило с нашими героями после того Великого перелома».

Миша – молодец. В нем с возрастом проснулся литератор, который вырос из замечательного, талантливого журналиста.

Не уверен, что у нас на факультете много таких выпускников, что пишут романы. Михаил Беглов стал одним из редких настоящих писателей, что придает нашему родному факультету МЖ новый шарм и новые творческие краски.

Советую прочитать этот роман – он уже появился в интернет-магазинах: «Михаил Беглов. Две неравные половины одной жизни. Книга I-я: ДО»

Александр Роджерс: Навальный как политический проект и бренд умирает



«Для Отчизны наибольшая опасность не во внешнем вороге таится, а в собственных её идиотах»

(с)Александр Васильевич Суворов

Итак, подведём итоги прошедшего 23 января «бунда сопливых».

«Команда Навального» соврала в своей официальной группе, что «Сегодня мы провели самую масштабную всероссийскую акцию протеста в современной истории».

Что на это можно ответить? Если так, чтобы было понятно хомячкам, то «Гы, лол!». А если для взрослых, то команда Наврального завралась.

Collapse )

Дворец Путина, 10 лет спустя

Фильм про дворец я не смотрел. Тратить пару часов на просмотр, было жалко. Но сегодня Буркина написал, что его забанил Навальный на своем сайте, зачем то обвинив в этом Путина, а не свои кривые ручки, пишет genby.



Так что, по его ссылке я и прочитал текстовую версию фильма.

Сразу вспомнилось, что я уже писал об этом дворце ровно 10 лет назад, в январе 2011. С тех пор, "небольшой комплекс для отдыха на побережье Черного моря в окрестностях посёлка Прасковеевка с первоначальным бюджетом на сумму 400 миллионов рублей или 14 миллионов долларов" . Стал самым дорогим жилым домом в мире, стоимостью аж в "миллиард долларов".



Столь ровное число, как и "склад грязи" вместо прихожей, прекрасно показывает, где и с чьих слов писался текст.

Поразил объем работы. Только для 3D-визуализации, фирме в пяток архитекторов понадобилось бы месяца три работы. А ведь надо провести само расследование, поднять кучу документов, сделать кучу запросов. Устроить несколько попыток сьемок с воды, загубить несколько бесплотников. Тут надо несколько миллионов рублей истратить. Надеюсь эти деньги был истрачены в России, а не не пошли работникам "Bellingcat Investigation Team".

Collapse )

Другой оппозиции у меня для вас нет (с)



- «Го́голь-центр» — театральный центр, созданный режиссёром Кириллом Серебренниковым на базе расформированного Московского драматического театра им. Н. В. Гоголя. По данным на 2017 год, на долю государственного финансирования приходится 33% (в общей сложности 1,14 млн евро в год)

- В июне 2020 года суд дал условные сроки фигурантам дела «Седьмой студии» во главе с режиссером Кириллом Серебренниковым. Они обвинялись в хищении средств, которые Минкультуры в 2011–2014 годах выделило на реализацию театрального проекта «Платформа» на базе продюсерской компании «Седьмая студия». Суд признал фигурантов дела виновными в хищении 129 млн руб.

- «Седьмая студия» была основана Серебренниковым для выполнения проекта «Платформа», посвященного современному искусству и просветительской работе. Эту идею режиссер высказал на встрече с Дмитрием Медведевым, который на тот момент был президентом России. Порядок финансирования проекта утвердил Владимир Путин. В течение следующих трех лет «Седьмая студия» получила из бюджета (по госконтракту и в качестве субсидии) около 216 млн руб.

...

Надеюсь, государственное финансирование Гоголь-центра производится своевременно и в полном объеме. Не может же Юлия Ауг гадить на Россию и президента бесплатно.

А ведь в России объективно выросло поколение, не понимающее, что значит жить плохо.

Делить куриный окорочок на семью, водоросли продавать из аквариума, чтобы хлеба купить, ночью на молокозавод бегать, чтобы с машин молока достать.

Им сейчас 15-20, сытые, обутые, одетые, с айфонами. И всем им недодали. Хочется жить сыто и красиво (и желательно не работать), только власть надо сменить, посадить того, у кого лайков побольше, и сразу все наладится. Консульство США не соврет, Украина подтвердит.

Самое смешное, случись переворот, мы то выживем, вспомним, как это было, благо не впервой. А вот весь этот гламур с вейпами и богатым внутренним миром что делать будет?

Системный кризис в Ираке.


Сложные иракские кризисы (экономический, социальный и политический) и связанные с ними кризисы в системах здравоохранения, образования, правосудия, управления, охраны правопорядки и т.д. – в этом нет ничего нового. Это сложный, масштабный и долговременный процесс, и COVID-19 не добавил ничего, только приблизил наше лицо к этим кризисам. Различные национальные и международные исследования предсказывали наступление этого системного коллапса в 2023-24 годах, но мы столкнулись с ним немного раньше. Однако кризис в Ираке существует давно, и его можно назвать перманентным. Когда в Ираке не было кризиса? Это реальность, что мы можем с ней поделать?

Самый тревожный и опасный кризис относится к экономике. Если гражданская ответственность и патриотизм вынудят вас искать нестандартные решения проблемы «паралича» и слабости частного сектора Ирака, вы обнаружите, что эта проблема – исключительно политический вопрос. Главная причина неэффективности иракского частного сектора – неэффективность иракской политики. Есть политические силы, которые не хотят, чтобы этот сектор был производительным и эффективным, создавал рабочие места и приносил прибыль. Они не хотят, чтобы в Ираке существовал сильный частный сектор (ни местный, ни иностранный), боясь лишиться прибылей от нынешней системы импортной торговли, которую они считают священной.
Collapse )